Наша миссия - донести мысль о том, что модульный ЦОД может быть доступным

Генеральный директор и основатель компании GreenMDC Федор Клименко рассказывает о зарождении, становлении и реализации идеи создания модульных дата-центров, объясняет, почему сложное время экономического кризиса не нанесло ущерба компании, а также делится личным рецептом активного отдыха.

Федор Клименко - генеральный директор GreenMDC

С чего все началось? Как Вы пришли к идее создания центра обработки данных?

— Всю сознательную жизнь я занимался инжинирингом. Учиться начал в 1996 году на физическом факультете Петрозаводского государственного университета, потом продолжил учебу в Государственном университете телекоммуникаций имени проф. М. А. Бонч-Бруевича в Санкт-Петербурге. Еще будучи студентом второго курса, я по знакомству устроился на работу. Занимался монтажом СКС, кабели тянул. Это был 1997 год. Потом в этой же небольшой компании при университете занимался оптикой — варил волокно, оконцовывал коннекторы и так далее.

На третьем курсе нашел новое место работы, где уже руководил небольшими проектами.

Сразу после окончания университета в 2001 году я пришел в BCC Company на должность руководителя проектов.

Не побоялись Вас в таком возрасте взять на эту должность?

— Побоялись, но у меня был опыт работы в этой области. Сначала на меня посмотрели с недоверием. Оказалось, что уже человек десять приходило на собеседование, но директору департамента инжиниринга никто не нравился. Меня же взяли после второго собеседования, видимо, поняв, что есть у меня опыт и знания.

Работа в BCC была серьезной школой. Тогда, в 2003-м, я впервые столкнулся с процессом создания дата-центра — строил ЦОД на сорок стоек для компании МТС в Санкт-Петербурге.

Какие параметры были у этого дата-центра?

— Сорок стоек, мощность на стойку небольшая, 1,5–2 кВт; охлаждение прецизионное, три воздушных кондиционера, раздача холодного воздуха под фальшпол. Про горячие и холодные коридоры тогда еще речи не шло.

Atljh Rkbvtyrj - utythfkmysq lbhtrnjh GreenMDC

Какие еще интересные проекты Вы делали в BCC?

— В 2004–2005 годах у меня был там проект (в тот момент самый крупный инжиниринговый проект в компании) по созданию и монтажу инженерных кабельных систем в административном здании площадью порядка 11  000 м2. В этом здании делалось все: электрика, освещение, системы безопасности, охранная и пожарная сигнализация, автоматика противопожарной защиты и так далее. Это был первый комплексный проект BCC, и действительно было интересно. Я тогда сознательно довольно много времени потратил на совместную работу с инженерами-наладчиками, которые запускали системы контроля и безопасности, что позволило мне значительно расширить свой технический потенциал в этом направлении. В результате после завершения работ на этом объекте я уже неплохо ориентировался во всем объеме задач, кроме, пожалуй, климатики и автоматики.

Параллельно шли проекты по ­ЦОДам. В 2005 году я курировал очень интересный проект по созданию ЦОДа для «Сибакадембанка» в Новосибирске. Участие в этом проекте во многом повлияло на формирование нашей концепции модульных ЦОДов. Ситуация была такова: поставлена задача сделать не очень большой ЦОД, количество стоек — меньше полусотни. У банка было свое здание на берегу Оби около моста, красивое, со стеклянным фасадом, с паркингом, перекрытия несли 400 кг/­м2. О том, чтобы для ЦОДа строить отдельное здание, речи не шло. Площадку выбирали приблизительно в течение шести-семи месяцев. Первой площадкой был паркинг здания самого банка. Этот вариант отмели сразу из-за низких потолков, отсутствия возможности поставить чиллеры или наружные блоки кондиционеров — все здание стеклянное. Трассы наверх очень длинные, большой перепад высот. Позже рассмотрели еще площадок пять в разном состоянии, и везде были свои проблемы. В итоге этот процесс занял больше полугода, и выбрали все-таки паркинг, в котором решили углубить пол. Объем строительных работ был колоссальный. Время реализации проекта после выбора площадки составило около полутора лет. Чиллеры поставить было нельзя, потому что кровля несла очень малую нагрузку. Там разместили внешние блоки кондиционеров, выбрали вариант с фреоном. Единственным производителем, подтвердившим работоспособность на такой длине фреонопроводов, была компания Stulz. По факту КПД кондиционеров, расположенных на высоте 30 метров, был не больше 40 %. В результате проект запуска небольшого ЦОДа (по сути — серверной) занял в совокупности два с лишним года.

Уже позже, уйдя из BCC и занявшись собственным бизнесом, я осознал, что именно проект ЦОДа «Сибакадембанка» стал первым кирпичиком, легшим в основание концепции модульных дата-центров.

Переход к собственному бизнесу был логичным шагом. Но почему для продвижения Вы выбрали именно идею модульных ЦОДов?

— Это был 2008–2009 год. К тому моменту наша компетенция по стационарным ЦОДам была уже на высоком уровне. Еще один показательный проект по установке контейнерного ЦОДа — Sun BlackBox, ставший следующим кирпичиком в основе будущей концепции модульных дата-центров, — был сделан для МТС. Это был интересный опыт инсталляции дорогого американского контейнера. Sun BlackBox — потрясающее решение. Оно, во‑первых, красивое, во‑вторых, при соблюдении всех пунктов условий, хорошо работающее. Тогда я впервые имел дело именно с контейнерами и с подготовкой площадки под их установку. Этот процесс при основательном подходе, когда контейнер не просто бросается на площадку, занимает довольно большое время и требует серьезных усилий. А результат себя не оправдывает, поскольку что-то тяжелое туда поставить сложно, а для чего-либо легкого (например, если стоят коммутаторы, которые в совокупности потребляют 1 кВт) нет необходимости снимать 10 кВт на стойку. Именно при реализации проекта для МТС у меня начала формироваться концепция будущего продукта — некоего конструктора, который можно собрать; я понял, какими качествами должен обладать продукт для того, чтобы им можно было эффективно пользоваться.

И Вы сели за разработку?

— Тогда это еще сложно было назвать разработкой. Были эскизы, которые я самостоятельно рисовал в Visio, какие-то компоновки, предварительный подбор оборудования и так далее. Сам концепт оформился уже в конце 2012 года. Во-первых, я съездил в Гамбург на завод компании Stulz, где посмотрел на европейский подход к разработке различных решений. Во-вторых, более детально познакомился с решениями по воздушному охлаждению, по фрикулингу. Основополагающим моментом была и одна из наших бесед с генеральным директором «Мирана» Игорем Ситниковым, когда мы обсуждали систему охлаждения ЦОДа компании. «У нас есть приточная система, — рассказывал Игорь, — есть вытяжка. Если мы включаем приток, даже просто открываем вытяжку, чтобы был сброс давления, у нас потребление энергии на охлаждение зимой снижается на 30 %». И это натолкнуло меня на мысль о том, что использовать наружный воздух для охлаждения вполне возможно. Конечно, есть масса ограничений именно по прямому фрикулингу. Не буду вдаваться в детали — об этом много написано. Важно, что именно в тот момент концепт первого модульного ЦОДа — то, что сейчас у нас называется решениями фиксированного размера, — дополнился пониманием: охлаждение должно быть нетривиальным. Пришло осознание, что для эффективности нужна именно система воздушного охлаждения. Фактически в это время, в конце 2012 года, начались инженерные проработки продукта, концепт которого складывался в течение нескольких предыдущих лет. 

Планируете ли Вы в дальнейшем технологически совершенствовать свой продукт?

— Обязательно. Первый продукт, который был сделан, сейчас называется решениями фиксированного размера. Эти решения имеют вполне понятный конечный габарит, и масштабирование ЦОДа при их использовании возможно только путем увеличения количества отдельных модулей. Каждый модуль — это самостоятельная конструкция и самостоятельный набор инженерных систем. Сейчас у нас появляются еще две новые продуктовые линейки. Первая — масштабируемые модульные дата-центры, квант масштабирования составляет 16 стоек. При использовании этого продукта можно создавать дата-центры и расширять их, начиная от шестнадцати и заканчивая ориентировочно двумя сотнями стоек. Называется эта линейка Telecom Outdoor. Дело в том, что изначально она создавалась для телеком-операторов. Пространство автозала не очень большое, открытое, максимальная мощность на стойку до 7 кВт, в то время как в решениях фиксированного размера со стойки можно снимать до 20 кВт. В линейке масштабируемых решений с точки зрения инжиниринга все-таки использованы более классические решения для ЦОДов: высокий фальшпол, охлаждение шкафными прецизионными либо межстоечными кондиционерами, разводка электрики шинопроводами и так далее. Причем модели этой линейки позволяют масштабировать ЦОД без его отключения. Разработанная технология предусматривает процедуру, когда без отключения питания оборудования можно увеличить размер автозала. Таковы предпосылки, которые легли в основу концепции именно этой линейки. Данный продукт мы сейчас активно выводим на рынок.

Второй продукт — модульные помещения — появился опять же в ответ на требования рынка. Если Telecom Outdoor предназначен для размещения на открытой площадке, то есть фактически для строительства ЦОДа в чистом поле, то модульное помещение ориентировано на создание дата-центра внутри здания — производственного, складского, офисного. Продукт представляет собой набор предварительно собранных компонентов, которые изготавливаются на нашем производстве: мы их собираем, тестируем, разбираем и вновь собираем уже в помещении заказчика. Модульные помещения представляют собой компромиссный вариант между строительством дата-центра в чистом поле и капитальным строительством — например, реконструкцией серверной. Дело в том, что, как это ни парадоксально, многие наши заказчики не хотят заниматься капитальным строительством, реконструкцией, но они готовы отдать голое помещение под установку произведенного на заводе изделия.

Каждое решение модульных помещений имеет индивидуальную конфигурацию. Их элементы (такие, как стеновые панели, компоненты инженерных систем), безусловно, похожи, но каждый проект тем не менее уникален, ведь и здания, предназначенные для размещения модульных помещений, различны: разная высота потолков, не одинаковы требования по гидроизоляции, по пожароопасности и пр.

Какая максимальная нагрузка на стойку будет в решениях продуктовой линейки Indoor?

— Модульные помещения (Modular Data Room, MDR) — это решения индивидуальной конфигурации, позволяющие нам не ограничиваться какими-то конкретными технологиями. От стойки можно отводить до 30 кВт, используя, например, те же самые межстоечные кондиционеры. Но, безусловно, именно в этом продукте элемент индивидуального инжиниринга существенно выше, чем в других решениях. Это некий компромиссный вариант между модульным дата-центром и капстроительством. Если наши первые решения были своеобразным промежутком между контейнерами и масштабируемыми модульными дата-центрами, а наша линейка масштабируемых решений Telecom Outdoor — это классический масштабируемый модульный дата-центр, то модульные помещения представляют собой промежуточную версию между модульным дата-центром и капитальным строительством. Таким образом, этими тремя продуктами в настоящий момент мы закрываем фактически любые варианты создания дата-центров и на открытой площадке, и в здании.

Как производитель такого инновационного продукта Вы не можете не отслеживать новейшие технологии, особенно в области охлаждения. Насколько реально, на Ваш взгляд, в ближайшем будущем увидеть принципиально новые подходы к охлаждению?

— Мое мнение таково: во‑первых, есть некий эволюционный процесс создания новых элементов инженерной системы, которые, допустим, готовят холодную воду. Таких решений появляется весьма много. Если сначала это были классические чиллеры, потом появились чиллеры с фрикулингом, то сейчас уже есть варианты вроде системы EcoBreeze компании Schneider Electric, использующие теплообменники «воздух — воздух», «колесо Kyoto». Задача всех этих систем состоит просто в изменении технологии приготовления холодного воздуха, который подается в холодный коридор. Более перспективным я считаю направление, когда охлаждение оборудования производится не воздухом, а жидкостью. Мне кажется, через какое-то время кроме электрических распределительных блоков в стойках должны появиться еще распределительные блоки для холодной воды, и все серверы будут иметь универсальный интерфейс подключения кроме электрики еще и к воде. Полагаю, что будущее именно в этой технологии. Потому что бесконечно совершенствовать воздушное охлаждение невозможно, вода же имеет лучшую теплопроводность, нежели воздух. При использовании водяного охлаждения будет решено много существующих сейчас проблем.

Дата-центр — такое место, где в удивительной гармонии сосуществуют разные технологии. Задача проектировщика как дирижера — собрать это все, чтобы оркестр зазвучал без тени фальши. Какими особыми знаниями, навыками, талантами должен обладать человек, управляющий разработкой такого сложного проекта?

— При разработке нового продукта, чтобы сделать что-то близкое к идеальному образу, нужно очень четко понять, какими качествами он должен обладать. Причем, чтобы эти качества обеспечить, лучше абстрагироваться от технологий, которые есть в настоящий момент. Допустим, когда мы разрабатывали продукт Telecom Outdoor, одним из обязательных пунктов концепции нашего внутреннего технического задания было то, что решение должно масштабироваться без отключения автозала, без остановки оборудования. Наши инженеры-конструкторы эту идею сразу восприняли в штыки. Но тем не менее действовать надо исходя не из возможности технологий, которые известны тебе в настоящий момент, а из поставленной задачи. В результате наш продукт обладает набором дополнительных качеств, которые делают его максимально удобным. Возможно, ряд технологических моментов никогда и не понадобится заказчику, однако в конструкции они предусмотрены.

Расскажите, пожалуйста, о своей команде. Как Вы подбирали сотрудников?

— На самом деле термины «сотрудник», «начальник», «подчиненный» мне не нравятся. Есть команда, в которую подбираются люди. Я не вижу смысла набирать «сотрудников». Я глубоко убежден, что коллектив должен быть небольшим, но крайне профессиональным. Не бывает людей, которые знают всё, но есть люди, которые стремятся чему-то научиться. И это одно из существенных качеств.

Конечно, человек должен обладать и определенными коммуникативными навыками — это особенно важно в небольшом коллективе. Разумеется, обязательны профессионализм и компетенция. Рядом со мной работают люди, которые по ряду вопросов обладают более глубокими знаниями, чем я. С ними часто бывает непросто прийти к согласию, но у меня пока получается (улыбается).

Сейчас время, с точки зрения экономики, непростое. Удалось ли Вам сохранить команду?

— Да, мы пока только расширяемся. Но опять же даже не с точки зрения количества людей, а с точки зрения компетенций. Поскольку у нас небольшой коллектив, его сокращения не будет. Наша основная задача — разработать модульный дата-центр, обеспечить его строительство, монтаж и установку на площадке заказчика. Ряд операций, если это возможно с точки зрения технологий, мы отдаем на аутсорсинг, что позволяет оптимизировать затраты. В частности, маловероятно, что мы сами будем заниматься производством металлоконструкций, благо в Петербурге достаточно предприятий, которые делают это давно и хорошо. Понятно, что кроме конструкторской документации мы разрабатываем еще и технологические карты для этих компаний, но именно изготовлением занимаются они.

Зарплату сотрудникам в этот сложный период не сокращали?

— Нет. Вообще, я бы сказал, что период не такой уж и сложный. В 2008 году объективно было сложнее. Я уже не говорю про 1998-й.

Вы используете импортные составляющие в своих решениях? Цена на них изменилась…

— Они подорожали, совершенно верно. Некоторые начатые проекты находятся в замороженном состоянии, но тенденция показывает, что они все же будут развиваться. Для компании GreenMDC экономические события конца прошлого года в некотором смысле послужили благом. Наш продукт с точки зрения стоимости выигрывает у зарубежных аналогов. На фоне сильного изменения валютных курсов импортные решения, заложенные в проектах год-два назад, сейчас уже не вмещаются по рублевой стоимости. А наше решение достаточно хорошо попадает в этот диапазон. Поэтому с начала 2015 года у нас наблюдается большая активность именно в смысле общения с потенциальными заказчиками, с партнерами. Я не сказал бы, что мы сейчас ощутили какое-то влияние кризиса.

Работа занимает все Ваше время? Удается ли уделить внимание семье? Есть ли увлечения, хобби?

— Работа занимает далеко не все мое время. Считаю, что уделять работе больше восьми часов в день — это не очень правильно. Стараюсь как можно больше времени проводить с семьей, уделять внимание дочке. Да и с хобби у меня все очень разно­образно. Я закончил музыкальную школу по классу флейты. А сейчас помимо флейты я играю на акустической гитаре, на бас-гитаре и совсем чуть-чуть на клавишных. Интересно было бы освоить игру на ударных.

Что касается тех увлечений, которые наиболее востребованы моей душой, обобщить их можно, наверное, словом «мототехника». Я катаюсь по бездорожью на квадроцикле. Это, пожалуй, самое интересное занятие, кроме работы, которое есть в жизни. Если, например, туристические увлечения требуют времени, то тут можно за один выходной восстановить силы и гарантированно голову проветрить на неделю вперед. Возвращаешься как после серьезной физической работы, но тем не менее очень хорошо, много радости очень. Еще у меня есть два мотоцикла: один для города и для туризма, а второй для бездорожья. Летом стараюсь ездить на работу именно на мотоцикле.

Вы любите путешествовать?

— Очень. Предпочитаю путешествовать на арендованном автомобиле или с автодомом. Я не очень люблю детально планировать поездки. Считаю, что должен быть, по крайней мере в путешествиях, элемент неожиданности, неопределенности.

Люблю дальние поездки на мотоциклах, в которые мы отправляемся с друзьями. Уже освоили Южную Европу и Скандинавию.

Вообще, отдых позволяет посмотреть на все происходящее с более высокой ступеньки. Когда ты находишься внутри процесса, тебе не видна вся картина. Это как нырнуть под воду и пытаться обозреть водную гладь. А когда ты отключаешься на какое-то время, то смотришь на ситуацию уже снаружи и можешь более объективно оценить, что происходит и что нужно сделать.

Есть ли у Вас какие-то определенные планы на этот год? Что планируете сделать? Каких результатов добиться?

— Трудно сказать. Надо продавать и делать. С точки зрения технологических моментов мы сейчас ушли далеко вперед. Я могу на основании достаточно большого инжинирингового опыта сказать: то, что делает сейчас команда GreenMDC в отношении производительности и времени, — это очень хорошо. Что касается именно продвижения и продажи продуктов, то нашу основную задачу я вижу в том, чтобы модульный ЦОД как продукт стал восприниматься в качестве реальной альтернативы тем решениям, которые есть сейчас на рынке. Ведь несмотря на то что все, казалось бы, знают об этих решениях, почему-то модульные дата-центры считаются чем-то дорогостоящим, нуждающимся в адаптации. Наша миссия — донести мысль о том, что модульный ЦОД может быть доступным. И уже в ближайшем будущем (думаю, в течение двух-трех лет) он может стать массовым, привычным решением, которое будет рассматриваться наравне с реконструкцией и капитальным строительством. Например, пять лет назад про контейнеры никто особо не знал. Сейчас же контейнерных решений много, и они активно инсталлируются. То же самое будет и с модулями, просто немного позже.

Федор Клменко GreenMDC

Федор Клименко

 

Источник: «ЦОДы.РФ», выпуск №11
Версия в формате PDF